Вход на сайт

Прибыль есть, а деньги где?!

    Вопрос выплаты собственникам бизнеса причитающихся дивидендов  является «болезненным» для многих компаний. Симптомы этой «болезни» схожи: свободных средств у компании нет, а потому перед каждой выплатой приходится изыскивать возможности «вытащить» деньги из оборота, снижая тем самым способность бизнеса зарабатывать прибыль.Я расскажу вам о «лекарстве», излечивающем этот недуг.

    Если собственник не занимается непосредственным руководством компании, то у наемного топ-менеджера возникает чувство, что тот, в силу своей отдаленности от бизнеса-процессов, не понимает потребностей компании, когда начинает требовать денег.
     Ситуация не улучшается и в том случае, если собственник бизнеса является одновременно и руководителем. Ведь собственник терзаем «раздвоением личности» - с одной стороны, он стоит на страже интересов бизнеса и всегда найдет, куда с пользой для дела пристроить денежные средства, с другой стороны, ему хочется получать доход от этого бизнеса в виде реальных дивидендов. Нарастает чувство неудовлетворенности: зачем мне нужен такой бизнес, если живых денег я не вижу?! И вот тут-то и возникает традиционный вопрос: «Прибыль есть, а деньги где?».
     

Что же происходит в наших компаниях? Почему зачастую они не имеют возможности выплачивать доход собственникам без ущерба для бизнеса? Давайте разбираться!
     Как правило, одной из распространенных причин этой ситуации является то, что прибыль, которую собственники пытаются изъять из бизнеса в виде дивидендов, на самом деле уже реинвестирована обратно в бизнес. И чаще всего – в инвестиционные активы , которые не дают возможности вернуть деньги быстро. Парадоксально, но чаще всего решение о приобретении инвестиционных активов принимал или инициировал именно тот же собственник.
     У вас возник закономерный вопрос: а причем тут вообще инвестиционные активы, ведь мы хотим забрать деньги? В бухгалтерском балансе, который нам предоставила компания, прибыль есть, и ее более чем достаточно! 
     О цифре прибыли в балансе нужно рассказывать отдельно. Приобретая внеоборотные (инвестиционные) активы, компания финансирует их покупку либо за счет накопленной амортизации (как правило, это модернизация или замена уже существующих активов), либо за счет прибыли (покупка активов с целью развития компании). 
   

 Почему речь идет об этих двух источниках? Представим себе ситуацию, когда у компании прибыли нет, а развиваться нужно, жизненно необходимо. Тогда, приобретая инвестиционный актив, она забирает деньги из оборота. Если же прибыль есть, то с каждой сделкой, а значит, и с каждым последующим фактом получения прибыли, увеличивается количество средств в обороте. И забирая прибыль на покупку внеоборотного актива, вы возвращаете сумму оборотных активов к первоначальному состоянию.
     Предполагаю, что мое утверждение вызовет возмущение, так как многие компании основным источником финансирования инвестиционных активов считают заемные средства – как правило, это банковские кредиты. Но давайте вспомним замечательную поговорку: «Берем чужие деньги на время, а отдаем свои навсегда». Чужими деньгами мы временно финансируем покупку, но затем-то вынуждены отдавать свои деньги кредитору. Откуда мы их берем для кредитора? Из операционной деятельности. Тем самым снижаем свою способность зарабатывать прибыль.
     Качественное (правильное) инвестиционное решение должно принести нам увеличение показателей рентабельности во всем ее разнообразии – и активов, и продаж, и, как следствие, собственного капитала, а также показателей оборачиваемости активов. Таким образом, если вы все сделали правильно, последует неизбежное увеличение оборотных активов, и, как следствие, увеличение всей прибыли. В бухгалтерском балансе правильное инвестиционное решение отразится не только приростом внеоборотных активов, но и приростом оборотных активов и собственного капитала (за счет увеличения нераспределенной прибыли).
     В итоге мы получаем, что если прибыль компании была использована для финансирования инвестиционных активов, которые еще не «вернули» 
затраченные суммы в состав оборотных активов (не окупились), то принимая решение о выплате дохода (дивидендов) собственникам, мы претендуем на изъятие оставшихся после осуществленных инвестиций оборотных активов. 
   

 Как нам проверить, есть ли возможность  распределить прибыль компании на выплату дивидендов?

 Если у компании собственный капитал (в том числе и нераспределенная прибыль) превышает сумму внеоборотных активов, то это означает, что у компании есть экономическая возможность выплачивать дивиденды собственникам, не вся прибыль была реинвестирована во внеоборотные активы (рис.1).

 Если же у компании собственный капитал меньше внеоборотных активов, то это означает, что на данный момент прибыль реинвестирована в инвестиционные активы, которые еще не вернули средства в оборот и не принесли необходимого для изъятия объема прибыли (рис.2).

 Несомненно, такая оценка экономической возможности выплаты дохода  собственнику является достаточно «грубой». Компания может получить более точные данные о сумме реинвестированной в бизнес прибыли, организовав учет прибыли компании с должным уровнем аналитики. Для этого при отражении в учете приобретения внеоборотных активов следует одновременно отражать использование прибыли на данные цели. В этом случае собственник, получив аналитические данные о структуре нераспределенной прибыли, сможет адекватно оценить возможности компании по выплате дивидендов. Более того, он сможет более взвешенно и эффективно принимать инвестиционные решения.

     Почему же сейчас практически ВСЕ компании не показывают своим собственникам правильную картину? Зачем они вводят собственника в заблуждение, показывая ему «красивую» сумму нераспределенной прибыли?
     Проблема уходит корнями в недавние 1990-е годы. Ранее в бухгалтерском балансе отражалась накопленная прибыль, которая включала в себя несколько показателей (и в форме бухгалтерского баланса они были сразу расшифрованы):

  • Чистая прибыль отчетного периода.
  • Фонд накопления (Прибыль, зарезервированная для приобретения инвестиционных активов. В процессе приобретения инвестиционных активов фонд накопления уменьшался, и отражалась реальная для использования сумма фонда накопления). Этот фонд был предназначен для развития предприятия и расширенного воспроизводства. Он расходовался на финансирование затрат по воспроизводству основных производственных фондов, на подготовку и освоение новой продукции, проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, создание новых и расширение действующих мощностей по производству продукции и на другие аналогичные цели.
  •  нераспределенная прибыль (сумма, подлежащая реинвестированию в оборотные активы компании или распределению для выплат дохода (дивидендов) собственникам компании);

     Кроме того, в составе обязательств отражалась часть нераспределенной прибыли, зарезервированная в фонде потребления. Эти суммы направлялись на финансирование выплат сотрудникам, не связанным с результатами их деятельности – материальной помощи и т. п.
     

Таким образом, ранее руководитель компании и собственники точно знали, какие источники для приобретения внеоборотных активов и выплаты дивидендов у компании имеются в наличии на момент принятия соответствующего решения. Почему же мы утратили такую возможность?
     В феврале 1998 года вступил в действие Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», который предусматривает возможность для обществ ежеквартально, раз в полгода или раз в год принимать решение о распределении чистой прибыли между участниками (п. 1 ст. 28 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Вместе с тем, в тексте Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» отсутствуют какие-либо ограничения в распределении всей накопленной чистой прибыли общества (как текущего периода, так и прошлых лет).
     Приказом Министерства Финансов РФ от 13.01.2000 № 4н «О формах бухгалтерской отчетности организаций» были внесены изменения в формы бухгалтерской отчетности, в том числе и в бухгалтерский баланс. Так, например, в пассиве баланса произошли очень серь-езные изменения с точки зрения рассматриваемого вопроса: из Обязательств компании исчезла статья «Фонд потребления», а из Собственного капитала была изъята статья «Фонд накопления». Статья «Нераспределенная прибыль» заменила статью «Накопленная прибыль». 
     

В результате этих изменений пользователи отчетности утратили возможность оценивать структуру накопленной прибыли. А у собственников компаний возникла иллюзия, что распределению (с экономической точки зрения) подлежит вся сумма нераспределенной прибыли (напоминаю, что теперь в ее составе учтены и фонд накопления, и фонд потребления, которые могут быть уже использованы, реинвестированы в бизнес).
     Хочется заметить, что ситуация не является фатальной. Нормативное регулирование российского бухгалтерского учета позволяет формировать данные таким образом, чтобы можно было контролировать структуру накопленной прибыли и принимать инвестиционные и дивидендные решения с минимальными рисками и максимальной эффективностью, как для бизнеса, так и для его собственников.

Предложить тему статьи

Также по теме:

    Мы в социальных сетях